Какое настроение было у малыша до знакомства с карлсоном

Малыш и Карлсон часть 1- знакомство (Сергей Зубенко) / Проза.ру

Полный текст мультфильма 'Малыш и Карлсон'. Я мужчина хоть куда - в полном расцвете сил. Сегодня мы с вами продолжим знакомство со сказкой, и нам предстоит путешествие Что подарил Малыш Карлсону, чтобы у него повысилось настроение? Каким был Малыш до встречи с Карлсоном? (робкий. увидят Карлсона! И тут Малыш едва не заплакал, так он был обескуражен. как и в тот раз, когда он привёл всюсемью знакомиться сКарлсоном. что Карлсоннашёлся. –Этот прекрасный шкаф прямо создан для игры в прятки. сообщения было достаточно, чтобыу Карлсона улучшилось настроение.

Хочешь заработать двадцать пять эре1? Конечно, он был не прочь заработать двадцать пять эре. Но всё зависело от того, что для этого надо сделать. Тебе нужно будет только кое-чего не делать. Ну ясно, ловко они всё рассчитали: И лишь он, Малыш, будет изгнан в свою комнату, да ещё за такое ничтожное вознаграждение, как двадцать пять эре… Вот как к нему относятся в семье!

Он что, такой же лопоухий, как и тот, прежний? Это было сказано специально для того, чтобы позлить Бетан. Кто бы ко мне ни пришёл — он всех отпугивает! Он уставился на него и сказал: Ясно, что после этого Клаас и носа сюда не кажет. Если вы не хотите меня видеть, то и ваших денег мне не.

Я сам готов заплатить двадцать пять эре, только бы их не видеть. И вот мама с папой отправились в кино, а Боссе умчался на стадион. Малыш сидел в своей комнате, и притом совершенно бесплатно. Когда он приоткрывал дверь, до него доносилось невнятное бормотание из столовой — там Бетан болтала со своим Пелле. Малыш постарался уловить, о чём они говорят, но это ему не удалось. Тогда он подошёл к окну и стал вглядываться в сумерки.

Потом посмотрел вниз, на улицу, не играют ли там Кристер и Гунилла. У подъезда возились мальчишки, кроме них, на улице никого не. Пока они дрались, Малыш с интересом следил за ними, но, к сожалению, драка быстро кончилась, и ему опять стало очень скучно.

И тогда он услышал божественный звук. Он услышал, как жужжит моторчик, и минуту спустя Карлсон влетел в окно. Я не понимаю, что ты хочешь сказать. Он подбоченился и воскликнул: Может быть, я уже не имею права взглянуть, что делается у меня дома? Хозяин обязан следить за своим домом. Чем я виноват, что твои мама и папа решили познакомиться со мной как раз в тот момент, когда я должен был заняться своим домом?

Кто разрушил мою прекрасную башню и где моя тефтелька? Кто ставит вокруг неё ограду? Кто следит за тем, чтобы она осталась стоять во веки веков? Карлсон отошёл в сторону, присел на низенькую скамеечку и надулся. Сломать и сказать, что это, мол, дело житейское и не из-за чего расстраиваться. А каково мне, строителю, который воздвиг башню вот этими бедными маленькими руками!

И Карлсон ткнул свои пухленькие ручки прямо в нос Малышу. Потом он снова сел на скамеечку и надулся пуще прежнего. Он стоял, не зная, что предпринять. В конце концов Карлсон сказал грустным голосом: Правда, ручаться я не могу, но, возможно, всё же повеселею, если мне что-нибудь подарят… Малыш подбежал к столу и начал рыться в ящике, где у него хранились самые драгоценные вещи: Там же лежал и маленький электрический фонарик.

Малыш им очень дорожил. Карлсон метнул быстрый взгляд на фонарик и оживился: Конечно, моя башня была куда лучше, но, если ты мне дашь этот фонарик, я постараюсь хоть немножко повеселеть. Теперь я узко не буду блуждать в потёмках среди труб, — сказал Карлсон и погладил фонарик. Эти слова доставили Малышу большую радость, и он мечтал только об одном — хоть раз погулять с Карлсоном по крышам и поглядеть, как этот фонарик будет освещать им путь в темноте.

Зови своих маму и папу, и мы познакомимся. Дома только Бетан и её новое увлечение. Они сидят в столовой, но мне туда нельзя заходить. Ну, этого мы не потерпим. Мне ужасно хочется поглядеть, какие уши у. Я сейчас придумаю какую-нибудь штуку. Лучший в мире мастер на всевозможные проказы — это Карлсон, который живёт на крыше. Я не сомневался, что придумаю какую-нибудь штуку… — Что же ты придумал? Но, если ты накроешься одеялом, тебя ведь никто и не увидит.

Я тоже буду накрыт одеялом, поэтому и меня не увидят. Конечно, для Бетан нет худшего наказания. Но поделом ей, раз она такая глупая… Бедная, бедная малютка Бетан, так она меня и не увидит! Карлсон стащил с кровати одеяло и накинул его себе на голову.

Малыш юркнул под одеяло к Карлсону, и они оба радостно захихикали. Все люди радуются, когда видят палатку. Да ещё такую, в которой горит огонёк! Малыш не был уверен, что Бетан уж очень обрадуется, увидев палатку.

Но зато стоять рядом с Карлсоном в темноте под одеялом и светить фонариком было так здорово, так интересно, что просто дух захватывало. Малыш считал, что можно с тем же успехом играть в палатку в его комнате, оставив в покое Бетан, но Карлсон никак не соглашался.

И вот палатка начала двигаться к двери. Малыш шёл вслед за Карлсоном. Из- под одеяла показалась маленькая пухлая ручка и тихонько отворила дверь. Палатка вышла в прихожую, отделённую от столовой плотной занавесью. Палатка неслышно пересекла прихожую и остановилась у занавеси.

Бормотание Бетан и Пелле слышалось теперь явственнее, но всё же слов нельзя было разобрать. Лампа в столовой не горела. Бетан и Пелле сумерничали — видимо, им было достаточно света, который проникал через окно с улицы. Но пока он на всякий случай погасил фонарик.

Тихо-тихо палатка раздвинула занавесь и вошла в столовую. Бетан и Пелле сидели на маленьком диванчике у противоположной стены. Тихо-тихо приближалась к ним палатка. Какой он чудной, этот Пелле! Тёмное пятно палатки бесшумно скользило по полу; медленно и неумолимо надвигалось оно на диван. До дивана оставалось всего несколько шагов, но Бетан и Пелле ничего не замечали. Ответа так и не последовало, потому что в этот момент вспыхнул яркий свет фонарика, который разогнал серые сумеречные тени и ударил Пелле в лицо.

Пелле вскочил, Бетан вскрикнула. Но тут раздался взрыв хохота и топот ног, стремительно удаляющихся по направлению к прихожей. Ослеплённые ярким светом, Бетан и Пелле не могли ничего увидеть, зато они услышали смех, дикий, восторженный смех, который доносился из-за занавеси. Малыш надрывался от хохота. Бетан всех целует, это уж. Потом раздался грохот, сопровождаемый новым взрывом смеха.

Малыш старался быть как можно более спокойным, хотя смех так и клокотал в нём: Карлсон свалился прямо на него, и Малыш уже не разбирал, где его ноги, а где ноги Карлсона. Бетан могла их вот-вот настичь, поэтому они поползли на четвереньках.

В панике ворвались они в комнату Малыша как раз в тот момент, когда Бетан уже норовила их схватить. Малыш тоже умел очень быстро бегать, и, право, сейчас это было необходимо. Они спаслись, захлопнув дверь перед самым носом Бетан.

Карлсон торопливо повернул ключ и весело засмеялся, в то время как Бетан изо всех сил колотила в дверь. Если бы Бетан не так сердилась, она бы услышала, что смеются двое.

Тест по произведению А. Линдгрен «Карлсон, который живет на крыше»

Мама хлопотала на кухне. Увидев шишку, она, как и следовало ожидать, огорчилась. Ведь ты не умеешь кидаться камнями. Ты даже не сможешь попасть камнем в стену сарая. Неужели ты думаешь, что я стану бросать камни в Кристера? Ничего другого тебе не найти, во всяком случае, ничего более подходящего, чем камень. Было ясно, что не один Кристер при случае швыряется камнями. Её любимец был ничуть не.

Как это получается, что маленький мальчик с такими добрыми голубыми глазами — драчун? Мирно можно договориться о чём угодно. Знаешь, Малыш, ведь, собственно говоря, на свете нет такой вещи, о которой нельзя было бы договориться, если всё как следует обсудить. Вот, например, вчера я как раз тоже дрался с Кристером… — И совершенно напрасно, — сказала мама.

Малыш присел к кухонному столу и обхватил руками свою разбитую голову. Так он и сказал. А я ему ответил: Ну скажи, могли ли мы разрешить наш спор, как ты говоришь, словами? Мама не нашлась что ответить, и ей пришлось оборвать свою умиротворяющую проповедь. Её драчун сын сидел совсем мрачный, и она поспешила поставить перед ним чашку горячего шоколада и свежие плюшки. Всё это Малыш очень любил. Ещё на лестнице он уловил сладостный запах только что испечённой сдобы. А от маминых восхитительных плюшек с корицей жизнь делалась куда более терпимой.

Пока он жевал, мама залепила ему пластырем шишку на лбу. Затем она тихонько поцеловала больное место и спросила: Они говорят, что это выдумка. Малыш оторвал глаза от чашки с шоколадом и гневно посмотрел на маму.

Но дело в том, что он не выдумка. И я тоже так думаю. Мама ничего не ответила — она понимала, что бессмысленно разуверять Малыша в его фантазиях.

Вдруг он что-то вспомнил и радостно улыбнулся маме. Но он тут же раскаялся, что сказал. Как глупо говорить с мамой о таких вещах! Однако эти слова Малыша не показались маме более опасными и тревожными, чем всё остальное, что он обычно рассказывал о Карлсоне, и она беззаботно сказала: Но вряд ли мама была бы так спокойна, если бы поняла до конца, что именно сказал ей Малыш. Ведь подумать только, где жил Карлсон!

Малыш встал из-за стола сытый, весёлый и вполне довольный жизнью. Малыш подошёл к ней, чмокнул её полную руку и сказал: Затем Малыш пошёл к себе в комнату и стал ждать Карлсона.

Они должны были сегодня вместе отправиться на крышу, и, если бы Карлсон был только выдумкой, как уверяет Кристер, вряд ли Малыш смог бы туда попасть. Малыш так толком и не понял, когда же, собственно, Карлсон намеревается прилететь, и переспросил. Малыш ждал чуть ли не целую вечность, и в конце концов ему начало казаться, что Карлсона и в самом деле не существует.

И когда Малыш уже был готов поверить, что Карлсон — всего лишь выдумка, послышалось знакомое жужжание, и в комнату влетел Карлсон, весёлый и бодрый. Он направился к аквариуму Малыша, в котором кружились пёстрые рыбки, окунул лицо в воду и стал пить большими глотками.

Но Малышу его лоб не показался горячим. Малыш недавно болел корью и хорошо знал, что значит высокая температура. Он с сомнением покачал головой: Все люди этого хотят!

Я хочу лежать в постели с высокой- превысокой температурой. Ты придёшь узнать, как я себя чувствую, и я тебе скажу, что я самый тяжёлый больной в мире. И ты меня спросишь, не хочу ли я чего-нибудь, и я тебе отвечу, что мне ничего не. Ничего, кроме огромного торта, нескольких коробок печенья, горы шоколада и большого-пребольшого куля конфет! Карлсон с надеждой посмотрел на Малыша, но тот стоял совершенно растерянный, не зная, где он сможет достать всё, чего хочет Карлсон.

Ты обернёшь мне горло тёплым шарфом. Я скажу, что он кусается, и только за пять эре соглашусь лежать с замотанной шеей. Малышу очень захотелось стать Карлсону родной матерью, а это значило, что ему придётся опустошить свою копилку. Она стояла на книжной полке, прекрасная и тяжёлая.

Малыш сбегал на кухню за ножом и с его помощью начал доставать из копилки пятиэровые монетки. Карлсон помогал ему с необычайным усердием и ликовал по поводу каждой монеты, которая выкатывалась на стол. Попадались монеты в десять и двадцать пять эре, но Карлсона больше всего радовали пятиэровые монетки. Малыш помчался в соседнюю лавочку и купил на все деньги леденцов, засахаренных орешков и шоколаду. Когда он отдал продавцу весь свой капитал, то вдруг вспомнил, что копил эти деньги на собаку, и тяжело вздохнул.

Но он тут же подумал, что тот, кто решил стать Карлсону родной матерью, не может позволить себе роскошь иметь собаку. Вернувшись домой с карманами, набитыми сластями, Малыш увидел, что в столовой вся семья — и мама, и папа, и Бетан, и Боссе — пьёт послеобеденный кофе.

Но у Малыша не было времени посидеть с. Однако, хорошенько подумав, он решил, что сегодня этого делать не стоит, — ведь они могут помешать ему отправиться с Карлсоном на крышу. Лучше отложить знакомство до другого раза. Малыш взял из вазочки несколько миндальных печений в форме ракушек — ведь Карлсон сказал, что печенья ему тоже хочется, — и отправился к. Меня, такого больного и несчастного, — с упрёком сказал Карлсон. Я ведь должен получить пять эре за то, что меня будет кусать шарф!

Малыш успокоил его, сказав, что приберёг несколько монет. Глаза Карлсона засияли, и он запрыгал на месте от удовольствия. И тут Малыш впервые подумал: Но будь осторожен, следи, чтобы пальцы не попали в пропеллер. Но выход из положения всегда найдётся: Лишь бы мотор не отказал. Ведь тогда мы упадём! Малыш подумал и тоже решил, что это пустяки, дело житейское. Конечно, лучше всего было бы успеть вернуться домой, прежде чем они найдут эту записку.

Но если его случайно хватятся раньше, то пусть знают, где он находится. А то может получиться так, как уже было однажды, когда Малыш гостил за городом у бабушки и вдруг решил сесть в поезд и вернуться домой. Тогда мама плакала и говорила ему: Вот и теперь то же. Он хочет отправиться с Карлсоном на крышу, поэтому лучше всего не просить разрешения. А если обнаружится, что его нет дома, он сможет оправдаться тем, что написал записку. Карлсон был готов к полёту. Он нажал кнопку на животе, и мотор загудел.

И правда, они вылетели из окна и набрали высоту. Сперва Карлсон сделал небольшой круг над ближайшей крышей, чтобы испытать мотор. Мотор тарахтел так ровно и надёжно, что Малыш ни капельки не боялся. Наконец Карлсон приземлился на своей крыше. Я тебе не скажу, за какой трубой он находится. Малышу никогда не случалось бывать на крыше, но он не раз видел, как какой-то мужчина, привязав себя верёвкой к трубе, счищал с крыши снег.

И вдруг за одной из них он действительно увидел домик. Очень симпатичный домик с зелёными ставенками и маленьким крылечком. Малышу захотелось как можно скорее войти в этот домик и своими глазами увидеть все паровые машины и все картины с изображением петухов, да и вообще всё, что там находилось.

К домику была прибита табличка, чтобы все знали, кто в нём живёт.

Малыш и Карлсон, который живет на крыше (1971) Знаменитый спектакль В. Плучека и М. Микаэлян

Карлсон, который живёт на крыше Карлсон распахнул настежь дверь и с криком: Малыш вбежал вслед за ним; он готов был лопнуть от любопытства. В домике Карлсона было очень уютно — это Малыш сразу заметил. Кроме деревянного диванчика, в комнате стоял верстак, служивший также и столом, шкаф, два стула и камин с железной решёткой и таганком. На нём Карлсон готовил пищу. Но паровых машин видно не. Малыш долго оглядывал комнату, но не мог их нигде обнаружить и, наконец, не выдержав, спросил: Только клапаны, ничто другое.

Но это пустяки, дело житейское, и огорчаться нечего. Малыш вновь огляделся по сторонам. Они что, тоже взорвались? На большом, совершенно чистом листе в нижнем углу был нарисован крохотный красный петушок. Малыш посмотрел на этого крошечного петушка. А ведь Карлсон говорил о тысячах картин, на которых изображены всевозможные петухи, и всё это, оказывается, свелось к одной красненькой петухообразной козявке!

Но нет, я не стану сейчас плакать, потому что от слёз поднимается температура… — Карлсон откинулся на подушку и схватился за голову. Малыш толком не знал, с чего ему следует начать, и неуверенно спросил: Малыш вынул монетку из кармана штанов.

Малыш протянул ему монетку. Карлсон быстро схватил её и зажал в кулаке; вид у него был хитрый и довольный. Ты возьмёшь немного шоколаду, немного конфет, добавишь такую же порцию печенья, всё это истолчёшь и хорошенько перемешаешь. Как только ты приготовишь лекарство, я приму. Это очень помогает от жара. Спорю на шоколадку, что я прав. Малыш подумал, что, может быть, именно это мама и имела в виду, когда советовала ему разрешать споры словами, а не кулаками.

Он взял одну из шоколадок и положил её на верстак, чтобы было ясно, на что они спорят, а затем принялся готовить лекарство по рецепту Карлсона. Он бросил в чашку несколько леденцов, несколько засахаренных орешков, добавил кусочек шоколаду, растолок всё это и перемешал.

Потом раскрошил миндальные ракушки и тоже высыпал их в чашку. Такого лекарства Малыш ещё в жизни не видел, но оно выглядело так аппетитно, что он и сам согласился бы слегка поболеть, чтобы принять это лекарство.

Карлсон уже привстал на своём диване и, как птенец, широко разинул рот. Малыш так и сделал. Потом они сели и молча принялись ждать, когда у Карлсона упадёт температура. Спустя полминуты Карлсон сказал: Дай-ка мне теперь шоколадку. Нет справедливости на этом свете! А ты всего-навсего гадкий мальчишка, ты хочешь съесть шоколад только потому, что у меня не упала температура.

Малыш с неохотой протянул шоколадку Карлсону, который мигом откусил половину и, не переставая жевать, сказал: В другой раз, когда я выиграю спор, шоколадку получишь. Карлсон продолжал энергично работать челюстями и, проглотив последний кусок, откинулся на подушку и тяжело вздохнул: Я уверен, что двойная доза тебе поможет. Честное слово, теперь и Малышу было не грех немножко схитрить. Осталась ещё одна шоколадка, и он её получит, если Карлсон выиграет спор.

Когда нужно сбить температуру, ничем не следует пренебрегать. Нам ничего не остаётся, как испробовать все средства и терпеливо ждать результата. Малыш смешал двойную дозу порошка и всыпал его в широко раскрытый рот Карлсона.

Затем они снова уселись, замолчали и стали ждать Полминуты спустя Карлсон с сияющим видом соскочил с дивана. Малыш вздохнул и отдал Карлсону последнюю плиточку. Карлсон недовольно взглянул на него: Спорить могут только такие, как. Проиграл ли, выиграл ли Карлсон, он всегда сияет, как начищенный пятак.

Воцарилось молчание, во время которого Карлсон дожёвывал свой шоколад. У тебя ещё есть конфеты? Малыш пошарил в карманах.

Малыш на секунду задумался, но тут же нашёлся: Малыш посмотрел на маленький орешек, одиноко лежавший на его ладони. Ведь он тебе и достался! Малыш вновь подумал о том, что, видимо, это и есть то самое разрешение спора словами, а не кулаками, о котором говорила мама.

Но Малыш не умел долго дуться. К тому же он был очень рад, что у Карлсона упала температура. Карлсон тоже об этом вспомнил. Так я и напишу: Малыш ещё не съел свой засахаренный орешек. Он лежал у него на ладони, такой заманчивый, аппетитный и восхитительный, что Малышу захотелось сперва им немного полюбоваться. Ведь стоит только положить в рот конфетку, как её уже. Карлсон тоже смотрел на засахаренный орешек Малыша.

Он долго не сводил глаз с этого орешка, потом наклонил голову и сказал: Малыш был уверен, что такой способ спора неправильный. Ведь когда он спорил с Боссе или Бетан, награду получал тот, кто выигрывал.

Значит, мы спорим, что я смогу взять этот орешек с твоей ладошки так, что ты и не заметишь. Никогда не видел мальчишки, которому бы так везло в споре. Малыш промолчал, но подумал, что слова — никуда не годное средство для выяснения, кто прав, а кто виноват; и он решил сказать об этом маме, как только её увидит. Он сунул руку в свой пустой карман. Большой, липкий, прекрасный орех. Спорим, что я его сейчас съем! Вид у него был печальный.

Малыш и Карлсон.

Никогда ещё не видел такого прожорливого мальчишки! Минуту он просидел молча и стал ещё печальнее. Но ведь тебе не завязывали горло, — сказал Малыш. Но если бы нашёлся шарф, мне бы наверняка завязали им горло, он бы кусался, и я получил бы пять эре… — Карлсон умоляюще посмотрел на Малыша, и его глаза наполнились слезами.

Ты считаешь, это справедливо? Нет, Малыш не считал, что это справедливо, и он отдал свою последнюю пятиэровую монетку Карлсону, который живёт на крыше. Малыш с радостью согласился. Он взял Карлсона за руку, и они вместе вышли на крышу. Начинало смеркаться, и всё вокруг выглядело очень красиво: Внизу зеленел парк, в котором часто играл Малыш, а от высоких тополей, растущих во дворе, поднимался чудесный, острый запах листвы.

Этот вечер был прямо создан для прогулок по крышам. Из раскрытых окон доносились самые разные звуки и шумы: Где-то загрохотал мотоцикл, а когда он промчался и шум затих, донёсся цокот копыт и тарахтение телеги.

Я тебе покажу несколько мест, где сердце прямо ёкает от страха. Дома так тесно прижались друг к другу, что можно было свободно перейти с крыши на крышу. Выступы мансарды, трубы и углы придавали крышам самые причудливые формы. В одном месте между домами был широкая щель, и Малыш едва не свалился в неё. Но в последнюю минуту, когда нога Малыша уже соскользнула с карниза, Карлсон схватил его за руку.

Что ж, пойдём дальше? Но Малышу не захотелось идти дальше — сердце у него билось слишком сильно. Они шли по таким трудным и опасным местам, что приходилось цепляться руками и ногами, чтобы не сорваться. А Карлсон, желая позабавить Малыша, нарочно выбирал дорогу потруднее. И я никогда не повторяю дважды одну и ту же шутку. Угадай, кто лучший в мире шутник?

Вдруг где-то поблизости раздался громкий плач грудного младенца. Малыш ещё раньше слышал, что кто-то плакал, но потом плач прекратился. Видимо, ребёнок на время успокоился, а сейчас снова принялся кричать. Крик доносился из ближайшей мансарды и звучал жалостно и одиноко. Карлсон поднял голову и осторожно заглянул в комнату. Ребёнок прямо надрывался от плача.

Малышу не захотелось оставаться одному на крыше, и он тоже перелез через окно вслед за Карлсоном, со страхом думая о том, что будет, если вдруг появятся родители малютки.

Зато Карлсон был совершенно спокоен. Он подошёл к кроватке, в которой лежал ребёнок, и пощекотал его под подбородком своим толстеньким указательным пальцем. Младенец от изумления на мгновение затих, но тут же разревелся с новой силой.

Должно быть, малютке это показалось забавным, потому что она вдруг слабо улыбнулась беззубой улыбкой. Карлсон был очень горд. Но девочка орала во всю глотку, и Малыш протянул к ней руки. Малыш очень любил маленьких детей и много раз просил маму и папу подарить ему маленькую сестрёнку, раз уж они наотрез отказываются купить собаку.

Он взял из рук Карлсона кричащий свёрток и нежно прижал его к. Я тысячи раз проверял.

Малыш и Карлсон часть 1- знакомство

Малыш никогда не слыхал, чтобы какую-нибудь девочку звали Гюль-фия, но он подумал, что уж кто-кто, а лучшая в мире нянька знает, как обычно называют таких малюток. Но Малыш сомневался, что Гюль-фия станет есть колбасу и картошку. Гюль-фия тщетно ловила палец Малыша и жалобно хныкала. Действительно, похоже было на то, что она голодна. Малыш пошарил в буфете, но молока не нашёл: Он нажал кнопку на животе и, прежде чем Малыш успел опомниться, стремительно вылетел из окна.

Что, если Карлсон, как обычно, пропадёт на несколько часов? Что, если родители ребёнка вернутся домой и увидят свою Гюль-фию на руках у Малыша? Но Малышу не пришлось сильно волноваться — на этот раз Карлсон не заставил себя долго ждать.

Гордый, как петух, он влетел в окно, держа в руках маленькую бутылочку с соской, такую, из которой обычно поят грудных детей. А когда ты собираешься её вернуть? Малыш строго посмотрел на Карлсона. Но Карлсон только махнул рукой: Там есть семья, где родилась тройня, и у них на балконе в ведре со льдом полным-полно таких бутылочек.

Они будут только рады, что я взял немного молока для Гюль-фии. Гюль-фия протянула свои маленькие ручки к бутылке и нетерпеливо зачмокала. А Малыш тем временем включил плитку и стал греть бутылочку. Несколько минут спустя Гюль-фия уже лежала в своей кроватке и крепко спала.

Она была сыта и довольна. Малыш суетился вокруг неё. Карлсон яростно раскачивал кроватку и громко распевал: Малыш следил за ним, широко раскрыв глаза от удивления. Карлсон взял с тарелки один кусочек. Затем Карлсон подбежал к шкафчику, на котором стоял красивый белый фарфоровый голубь, и, прежде чем Малыш успел вымолвить слово, у голубя в клюве тоже оказалась колбаса.

Он схватил с тарелки последний кусок колбасы и сунул его в ручку спящей Гюль-фии. Это и в самом деле выглядело очень смешно. Можно было подумать, что Гюль-фия сама встала, взяла кусочек колбасы и заснула с. Но Малыш всё же сказал: Кто может предвидеть, что она захочет взять в другой раз? Быть может, папин воскресный галстук? И Карлсон проверил, не выпадет ли колбаса из маленькой ручки Гюль-фии. Ведь я — лучшая в мире нянька.

Как раз в этот момент Малыш услышал, что кто-то поднимается по лестнице, и подскочил от испуга. В замочную скважину уже всунули ключ. Малыш решил, что всё пропало. Но, к счастью, они всё-таки успели вылезти на крышу. В следующую секунду хлопнула дверь, и до Малыша долетели слова: Должно быть, папа и мама Гюль-фии заметили, что девочка сжимает в ручке кусок колбасы. Малыш не стал ждать, что скажут родители Гюль-фии о проделках лучшей в мире няньки, которая, едва заслышав их голоса, быстро спряталась за трубу.

Карлсон говорил так, словно эти жулики были его собственностью. Малыш в этом усомнился, но, так или иначе, ему захотелось на них поглядеть.

Из окна мансарды, на которое указал Карлсон, доносился громкий говор, смех и крики. Карлсон и Малыш опять поползли вдоль карниза. Когда они добрались до мансарды, Карлсон поднял голову и посмотрел в окно. Но Карлсон нашёл дырку, сквозь которую была видна вся комната. Малыш тоже посмотрел в дырку. В комнате сидели два субъекта, по виду вполне похожие на жуликов, и славный скромный малый вроде тех парней, которых Малыш видел в деревне, где жила его бабушка.

Настоящий Карлсон Если знакомство с Карлсоном происходит через книгу, читатель обнаружит, что не такой уж это милый персонаж детской книжки, а достаточно сложный и неоднозначный герой, для общения с которым нужно иметь либо иммунитет, либо жажду саморазрушения. Сами шведы забавным Карлсона едва ли считают. Для них это скорее образ человека разрушающего, манипулирующего, доминирующего.

Вдумчивому читателю знакомство с Карлсоном дает возможность усвоить урок — отношения не могут основываться только на шалостях, а строить их с тем, кто патологически не способен нести ответственность — опасно.

У детей есть возможность получить прививку для встречи с таким человеком и развить иммунитет от собственной безответственности. Но при условии, что на помощь придет адекватно мыслящий взрослый, который умеет отличать черное от белого, шалость от подлости, манипуляцию от игры.

Светлана Прокофьева Если бы суть человека можно было выразить звуком! Человек-свист, человек-шепот, человек-набат, человек-звон А есть человек, который дребезжит. Звук его жизни — это какофония, звук без начала и конца, звук без сути. Он словно расколот на сотни частей, каждая из которых стремится не к целостности, а наоборот — прочь.

Безусловно, расколоты мы. Будь мы абсолютно целостны, то были бы святы. Выбор за нами — стремиться к целостности и подлинности или идти на поводу у своих расколотых частей, разрываясь, вплоть до патологии и полного отказа от. В течение жизни каждый носит различные маски, громоздит фасады. Поскольку человек существо социальное, то в различных ситуациях прибегает к помощи масок и ролей, при этом понимая, что это — маска, которая в определенных ситуациях прикрывает суть.

У расколотого человека за маской нет ничего, он перестал отличать маску от лица и понимать, кто он. Он распался на части, но при этом ни в одной из этих частей его. Он не знает, что ему нужно, а потому состоит из сиюминутных импульсов, желаний: Оказавшись рядом с ним, не стоит ожидать от него последовательности и правды. Его свобода реализуется в вакууме. Его активность лишена жизни. И если мультяшный герой выглядит полным сил, то в реальной жизни от таких людей с пропеллерами много суеты и хаоса, а настоящей, полной жизни рядом с ними.

Чтобы заполнить свою пустоту они вынуждены постоянно создавать видимость жизни, наполняя ее какими-то действиями, встречами, словами, шутками, чем угодно, лишь бы не остаться наедине с собой, ведь тогда всплывет ужасная правда — там никого.

Расколотое Я Рональд Лейнг, талантливый психиатр прошлого века, внес огромный вклад в понимание нормы и патологии в области душевных расстройств. В его практике происходило удивительное: Стенограммы бесед потрясли медицинское сообщество.

Оказывается, если принимать мир другого как особенный, а не больной, человек становится понятнее и уже не болезнь говорит за него, а он сам, с иным видением реальности. Безусловно, это не решает всех вопросов и не снимает диагнозов, но это расширяет понимание нормы и патологии.

Основным ужасом для человека, Я которого расколото, является встреча с. Для такой встречи нужно мужество пережить отчаяние и тревогу, которые неизбежны. И он придумывает различные стратегии избегания, чтобы с самим собой встреча не состоялась. Однако пустота и является. Хотя по-своему он мечтает о заполнении этой пустоты, он в то же время и боится осуществления этой возможности, поскольку приходит к ощущению, что все, чем он может быть, — это страшное небытие этого самого вакуума.

Читая повесть о Карлсоне, мы находим описания его шалостей и непредсказуемых действий, но ничего не знаем о его реальном самочувствии, настроении, мыслях, переживаниях.

Карлсон мифичен настолько, что в него никто не верит: Ольга жаловалась, что ее молодой человек при всей кажущейся открытости, непонятен и закрыт. На вопрос, что он чувствует, отвечает только то, что она хочет слышать. От этого создается ощущение обмана, и она пытается выяснять дальше, натыкаясь на стену.

Если же она не интересуется им, он обвиняет ее в черствости. Когда он по-настоящему расстроен, то сразу надевает маску: Будет смеяться, если его рассмешили, расстраиваться, если нужно это показать. При этом он будто неуловим, я никогда не знаю, что на самом деле у него на душе. Жить с ним — это быть в постоянной пустоте, будто я не с человеком, а с иллюзией. Вокруг него всегда шумные компании, веселье.

Верь мне и сойди с ума Рональд Лейнг описывает, как на одной из психологических групп состоялся спор между двумя пациентами. Один из участников неожиданно остановил свои аргументы со словами: Вы спорите со мной для того, чтобы иметь удовольствие праздновать надо мной победу. В лучшем случае вы выиграете в споре. В худшем потерпите поражение. Часто одни тратят силы, чтобы что-то доказать человеку, а доводы второго будто меняют каждый раз суть и форму, и первые остаются в дураках, сходя с ума от бессилия вывести на чистую воду.

Моя знакомая рассказала историю своего детства. Ее мать была запойной алкоголичкой. Девочка очень тяжело переживала ее запои. В ход пускались всевозможные способы: Ребенку этого не понять, поэтому она отчаянно стучала в закрытую дверь.

Шла в магазин за хлебом, девочка у порога проверяла сумку — спиртного там не было, но уже через четверть часа она видела, что мать пьяна. Снова слезы и отчаяние, на что мать, покачиваясь, говорила: Что происходит с психикой девочки? Ребенок хочет верить маме и своим глазам — сумке из магазина. Но этими же глазами она видит пьяную мать. Доказательств нет, а мать прямо так и говорит: Так своя собственная правда и ощущение реальности сменяются выводом: У этой взрослой девочки ситуация не изменилась, а обострилась, только теперь в личных отношениях.

Ее здоровье и силы уходят на постоянные попытки вывести его на чистую воду, и нужно ей это только для того, чтобы понять, что она не сошла с ума. Позже она поняла, что для него мутная вода — это среда обитания, он не может быть честным даже с. К сожалению, докапываясь до правды, она изрядно истощилась душевно, прежде чем попала к психотерапевту.

Кусая, вы понимаете, что это мясо, но он говорит: Не видишь, это торт? Люди, не верящие себе, не имеющие опоры в себе — лучшие находки для карлсонов. Вот уж где последним можно упражняться в своих самообманах и лжи. Малыш так толком и не понял, когда же, собственно, Карлсон намеревается прилететь, и переспросил. Малыш ждал чуть ли не целую вечность, и, в конце концов, ему начало казаться, что Карлсона и в самом деле не существует.

И когда Малыш уже был готов поверить, что Карлсон — всего лишь выдумка, послышалось знакомое жужжание, и в комнату влетел Карлсон, веселый и бодрый.

Потрогай, — и он положил руку Малыша на свой лоб. Но Малышу его лоб не показался горячим. Малыш недавно болел корью и хорошо знал, что значит высокая температура. Он с сомнением покачал головой. По логике Карлсона все честно, но отчего же это никак не связано с правдой? Дай-ка мне теперь шоколадку. Нет справедливости на этом свете! А ты всего-навсего гадкий мальчишка, ты хочешь съесть шоколад только потому, что у меня не упала температура.

Малыш с неохотой протянул шоколадку Карлсону, который мигом откусил половину и, не переставая жевать, сказал: Но реальность Карлсона меняется вновь. Малыш вздохнул и отдал Карлсону последнюю плиточку. Карлсон недовольно взглянул на него: Спорить могут только такие, как. Кому-то это возможно кажется забавным, но для человека, имевшего опыт подобного общения, забавного здесь нет: